Связанных со служебными

Закрыть ... [X]

Тип: 

Гражданские правоотношения

Утверждено Постановлением Президиума
Арбитражного суда Республики Адыгея
от 03.10.2011г.

Обобщение судебной практики рассмотрения споров, связанных с признанием права  собственности и иных вещных прав на недвижимое имущество

В соответствии с утвержденным планом работы Арбитражного суда Республики Адыгея на II полугодие 2011 года проведено обобщение практики рассмотрения споров, связанных с признанием права  собственности и иных вещных прав на недвижимое имущество.

Право собственности (иные вещные права) традиционно защищается с помощью специальных, так называемых вещных, средств защиты.

Иск о признании права собственности возможен в двух случаях: в первом он разрешает возникший спор тем, что подтверждает принадлежность истцу права собственности, возникшего ранее, таким  иском право защищается, но не создается; во втором случае право собственности создается решением суда. Таким случаем является признание права собственности на самовольное строение.

Современное законодательство Российской Федерации предусматривает следующие виды этих средств защиты: иск о признании права собственности (вещного права), виндикационный иск и негаторный иск.

Наряду с этими традиционными способами защиты права собственности возможно также обращение в суд с требованием о признании недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, нарушающего данное право.

Признание права собственности осуществляется только в юрисдикционной форме - в судебном порядке. Необходимость именно этой формы обусловлена правовой природой этого средства защиты, так как суд является единственным компетентным и авторитетным органом, который может разрешить сложившийся между сторонами спор о наличии или отсутствии искомого права.

Иск о признании права собственности или иных вещных прав можно предъявлять в отношении любой индивидуально-определенной вещи, имеющейся в натуре.
Если  право собственности зарегистрировано  в ЕГРП, то устанавливается презумпция права собственности за лицом, указанным в ЕГРП в качестве собственника. Это освобождает указанное лицо от доказывания своего права. 

Единственным доказательством существования зарегистрированного права является государственная регистрация.

 Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (пункт  1 статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

При рассмотрении исковых заявлений  о признании права собственности и других вещных прав  следует также учитывать разъяснения, содержащиеся  в совместном  постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".


Иск о признании права собственности может быть удовлетворен, учитывая, что ликвидация продавца спорного имущества и факт отсутствии за ним  права собственности не позволяют зарегистрировать  право собственности во внесудебном порядке (№А01-706/2010, №А01-2276/2010, №А01-94/2011, №А01-1918/2010, №А01-1919/2010,№А01-1950/2010, №А01-1115/2010).

Открытое акционерное общество  обратилось в суд с исковым заявлением   к   администрации о признании права собственности.
В обоснование истец указал, что во исполнение постановления Кабинета Министров АОЗТ «Труд» передало АООТ «Адыггаз» ряд объектов газового хозяйства.
Согласно представленным в дело доказательствам АОЗТ «Труд» ликвидировано по решению суда, до ликвидации АОЗТ «Труд» за государственной регистрацией перехода права собственности стороны не обращались. 
Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены, поскольку настоящее имущество находится во владении лица, которым иск заявлен, материалы дела  не содержат сведений на передачу этого имущества в муниципальную собственность.
Суд установил, что на  момент распоряжения спорным имуществом АОЗТ «Труд»  обладало правами собственника и правомерно распорядилось спорным имуществом.
(Аналогичная  позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.05.2003 № 1069/03).


Суд отказал обществу в признании права собственности, поскольку  им  не доказано  наличие у него прав на земельный участок,  не доказано, что строение, расположенное на земельном участке, является самовольной постройкой, для легализации которой общество  обращалось в установленном законом порядке  (№А01-1100/2009).

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с иском к Комитету имущественных отношений о признании права собственности на свинокомплекс и  земельный участок под строениями свинокомплекса.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены межрайонная инспекция, администрация муниципального образования,  филиал ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ", Управление РосРеестра по РА.
Решением суда, оставленным без изменения  постановлением суда апелляционной инстанции,  суд отказал в удовлетворении требований, указав на отсутствие оснований для признания права собственности на земельный участок и  животноводческий комплекс. Поскольку объект возведен без получения необходимых разрешений, суд квалифицировал постройку как самовольную и установил отсутствие предусмотренных в ГК РФ условий для легализации последствий самовольного строительства.
Общество, полагая, что распоряжение главы муниципального образования о предоставлении земельного участка  и технический паспорт спорного объекта  свидетельствует о том, что общество является собственником спорного объекта, обратилось в апелляционный суд с жалобой.
Заявитель жалобы полагает, что земельный участок передан членам общества и пенсионерам хозяйства в общую долевую собственность, возведение здания свинофермы на землях сельскохозяйственного назначения не является нарушением разрешенного использования земель данной категории,  а признание права собственности на спорный объект необходимо для развития хозяйства.
Обращаясь в суд за признанием права собственности на самовольно возведенный объект, общество в обоснование исковых требований не обосновало наличие у него титула на земельный участок.
Общество совместно с требованием о признании права собственности на самовольно возведенный объект просило признать право собственности на участок под данным объектом.
Наличие титула собственности относительно земельного участка достаточным основанием для легализации самовольной постройки не является.
Общество не  доказало наличие у него прав на земельный участок,  не представило доказательств,  что оно обращалось к полномочному органу за выдачей разрешения на строительство, не представило доказательств отсутствия нарушения строительных и градостроительных норм и правил, отсутствие нарушения прав и охраняемых законом интересов других лиц, угрозы жизни и здоровью граждан.
Более того, в судебной практике складывается подход, согласно которому вопрос о безопасности самовольной постройки суд разрешает только после того, как установит, что застройщик принял все необходимые меры для получения строительных разрешений. Этот подход можно проследить в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 02.03.2011 по делу N А61-1363/2010.

В иске о признании права собственности на самовольную постройку отказано, поскольку  земельный участок не отведен в установленном законом порядке под строительство,  истец не представил доказательств возведения  объекта за свой счет, а представленные истцом документы не могут свидетельствовать о  соответствии  объекта градостроительным нормам и правилам и  соблюдении санитарных, экологических и противопожарных правил  (№А01-468/2009)

Крестьянское хозяйство обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования город Майкоп, Управлению архитектуры и градостроительства о признании права собственности на самовольную постройку - объект незавершенного строительства.
В обоснование заявитель указал, что  спорный объект - домик рыбака был построен прежним главой крестьянского хозяйства на земельном участке, предоставленном в аренду на 20 лет для организации крестьянского хозяйства рыбоводческого направления. По мнению истца,  признание права собственности на объект самовольного строительства, расположенный на арендованном земельном участке, возможно.
Решением  суда, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, в иске отказано.
Как видно из материалов дела, администрация и крестьянское хозяйство  заключили договор аренды земельного участка для организации крестьянского хозяйства рыбоводческого характера сроком на 20 лет.
На указанном земельном участке крестьянское хозяйство без получения разрешительной документации возвело нежилое строение хозяйственно-бытового назначения - домик рыбака.
Ссылаясь на наличие предусмотренных статьей 222 ГК РФ  оснований для признания права собственности на объект самовольной постройки, крестьянское хозяйство обратилось в арбитражный суд с иском.
Суды установили, что возведенное крестьянским хозяйством строение является самовольной постройкой, поскольку его строительство осуществлено на земельном участке, не отведенном для целей строительства спорного объекта и без получения на это необходимых разрешений. Действия муниципальных органов, отказавших в даче разрешения на строительство спорного объекта, крестьянским хозяйством не оспорены.
Судебные инстанции указали на отсутствие доказательств соблюдения крестьянским хозяйством санитарных, экологических и противопожарных правил при возведении самовольной постройки.
Также не принято  судами техническое заключение как  доказательство соответствия самовольной постройки санитарным, экологическим и противопожарным правилам, поскольку управление, изготовившее последнее,  не наделено законом давать заключения о соблюдении санитарных, противопожарных и экологических норм.

Аналогичная ситуация  возникла при рассмотрении дел №А01- 1088/2010, №А01- 1089/2010.

В Арбитражный суд Республики Адыгея  обратилась индивидуальный предприниматель с заявлением к Управлению архитектуры  и администрации муниципального образования о признании права собственности на помещение  парикмахерской (№А01- 1088/2010)   и на помещение кафе (№А01- 1089/2010).
Из материалов дела следует, что  предприниматель по договору купли- продажи приобрела в собственность 1/2   долю в жилом домовладении со служебными строениями и сооружениями  (свидетельство о государственной регистрации права).
Помещения располагаются на земельном участке, принадлежащем предпринимателю  на праве долевой собственности, что подтверждается свидетельством    о    государственной регистрации права.
Распоряжением главы администрации  ½ часть  жилого дома переведена из жилого фонда в нежилой с целью использования помещения в качестве кафе (парикмахерской), разрешена перепланировка  помещения в точном соответствии с согласованным проектом.
Суд отказал в удовлетворении иска, поскольку заявителем не представлены доказательства окончательного согласования на проектирование здания кафе, не представлены  доказательства  оспаривания действий муниципальных органов, выразившихся в отказе выдачи проектно – сметной документации  или разрешения на ввод в эксплуатацию объекта.
Также суд не признал техническое заключение, представленное предпринимателем, поскольку в нем отсутствуют  указания на то, какие методы инструментального исследования использовались, на соответствие каким строительным нормам и правилам проводилось исследование, что не дает возможности проверить достоверность данных, изложенных в заключении.
Также техническим  паспортом подтверждено  неудовлетворительное  техническое состояние кирпичного фундамента, деревянного чердачного  перекрытия, железной крыши спорных помещений.
Суду не представлены   какие-либо технические условия на водоснабжение и канализование, санитарно-эпидемиологические заключения, сведения радиационного – гигиенического обследования объекта недвижимости и земельных участков под застройку, заключения о соблюдении на объектах общества требований пожарной безопасности, поскольку  помещение кафе – место значительного скопления людей, и именно такие доказательства могут подтвердить эксплуатационную надежность и безопасность реконструированных и пристроенных объектов.

Право хозяйственного ведения, не зарегистрированное в установленном законом порядке, не может считаться возникшим (№А01-2368/2009)

Государственное унитарное предприятие Республики Адыгея обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с исковым заявлением к Управлению Федерального казначейства по Республике Адыгея, субъекту Российской Федерации - Республика Адыгея в лице Кабинета Министров Республики Адыгея и Министерству финансов Республики Адыгея о взыскании с субъекта Российской Федерации - Республики Адыгея в лице финансового органа в счет возмещения причиненных ему убытков (реального ущерба), причиненного ГУ "Комитет Республики Адыгея по имущественным отношениям" путем незаконного изъятия из хозяйственного ведения ГУП РА   недвижимого имущества.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ГУ "Комитет Республики Адыгея по имущественным отношениям"  и Управление ФРС по РА.
Исковые требования мотивированы незаконностью изъятия имущества, переданного в хозяйственное ведение предприятия.
Решением суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции,  в удовлетворении иска отказано.
Как следует из материалов дела, ГУП РА  создано на основании постановления Кабинета Министров Республики Адыгея "О преобразовании государственных учреждений Республики Адыгея, подведомственных Управлению лесами Республики Адыгея". Согласно  уставу предприятия функции его учредителя в области реализации полномочий собственника осуществляет Комитет Республики Адыгея по имущественным отношениям.
В  подтверждение права хозяйственного ведения истец представил  распоряжение комитета о закреплении  на праве хозяйственного ведения за  истцом имущества,  в том числе спорного имущество, переданного по акту приема-передачи.
В силу положений статьи 113 Гражданского кодекса Российской Федерации унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество.
Имущество государственного или муниципального унитарного предприятия находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
Права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении закреплены, в статье 295 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Как разъяснено в пункте 5 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации N 10/22, собственник, передав во владение унитарному предприятию имущество, не вправе распоряжаться таким имуществом независимо от наличия или отсутствия согласия такого предприятия, поскольку в федеральном законе, в частности статье 295 ГК РФ, определяющей права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении, не предусмотрено иное.
В силу абзаца пятого пункта 1 статьи 216 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления относятся к вещным правам лиц, не являющихся собственниками. В этой связи, с учетом положений статьи 131 Гражданского кодекса Российской ФедерацииЮ, право хозяйственного ведения на недвижимое имущество возникает с момента его государственной регистрации.
Государственная регистрация права ГУП РА на спорное имущество не произведена, что подтверждено представителем предприятия, следовательно, указанное право не может считаться возникшим.
Вопрос о том, на ком лежала обязанность по регистрации, не имеет правового значения для констатации отсутствия названного вторичного вещного права.
Отсутствие государственной  регистрации  исключает возможность удовлетворения иска, заявленного о взыскании убытков в размере стоимости изъятого имущества.

Право хозяйственного ведения может быть признано только в тех случаях, когда собственник  выразил волю на передачу имущества унитарному предприятию на данном праве (№ А01-125/2009)

В Арбитражный суд Республики Адыгея обратилось МУП ЖКХ  с заявлением  к администрации муниципального образования об установления факта владения на праве хозяйственного ведения объектами недвижимого имущества.
По мнению истца, право хозяйственного ведения на объекты недвижимости возникло у него с момента передачи имущества собственником (акт приема-передачи), иск  подан  в связи с необходимостью государственной регистрации права на объекты, которые должны быть включены в конкурсную массу должника для последующей реализации.
Решением суда требования истца удовлетворены, за МУП ЖКХ   признано право хозяйственного ведения на объекты недвижимого имущества.
Общество, являющееся арендатором части одного из  спорных  помещений,   обратилось в суд с заявлением о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам.
Определение суда первой инстанции об отказе в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам,  оставленное без изменения постановлением апелляционного суда, отменено постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа, дело направлено на новое рассмотрение.
Арбитражный суд Республики Адыгея при новом рассмотрении удовлетворил заявление общества,  решение суда пересмотрел по вновь открывшимся обстоятельствам и отменил.
Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции,  муниципальному предприятию отказано в признании права хозяйственного ведения.
Суд пришел к выводу, что собственником–администрацией  было передано муниципальному предприятию перечисленное в иске имущество в хозяйственное ведение.
Однако указанное право у предприятия не возникло, поскольку не было зарегистрировано в установленном законом порядке. Доказательств обращения в регистрирующий орган предприятие не представило, в связи с чем суд пришел к выводу об избрании истцом ненадлежащего способа защиты.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда отставлено без изменения.
Указанная позиция согласуется  с позицией  Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа (постановление от 18.03.2010 по делу №А01-1487/2009).
Так, по делу МУП ЖКХ  обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования о признании права хозяйственного ведения на объекты недвижимого имущества.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея иск удовлетворен на основании пункта 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях", за предприятием признано право хозяйственного ведения с момента передачи имущества на  недвижимое имущество.
Законность и обоснованность решения в апелляционном суде не проверялись.
Постановлением ФАС СКО решение суда отменено.
Как видно из материалов дела, распоряжением администрации муниципального образования нереализованное в ходе конкурсного производства МП ЖКХ имущество передано предприятию.
 Между муниципальным образованием и предприятием заключен договор о закреплении муниципального имущества за предприятием на праве хозяйственного ведения, по акту предприятию передано движимое и недвижимое имущество.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея  предприятие признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство.
Предприятие обратилось с иском о признании права хозяйственного ведения, ссылаясь на то, что оно пользуется данными объектами в своей производственной деятельности, иск подан также в связи с необходимостью государственной регистрации права хозяйственного ведения на переданное (используемое) имущество за предприятием.
Отменяя судебный акт, кассационная инстанция указала, что суд  неправомерно признал за предприятием право хозяйственного ведения на недвижимое имущество, являющееся предметом данного спора.
В отношении недвижимого имущества законом установлен особый порядок возникновения (перехода) права хозяйственного ведения, заключающийся в необходимости государственной регистрации.
За предприятием не зарегистрировано право хозяйственного ведения на спорное недвижимое имущество, государственная регистрация является целью предъявления иска.
Поскольку у истца не возникло вещное право в отношении имущества, являющегося предметом спора, то он не вправе требовать подтверждения его наличия в судебном порядке, избранный предприятием способ защиты нарушенного права является ненадлежащим.
 Изложенный правовой подход соответствует судебной практике (постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.12.2006 по делу N А05-6863/2006-24, Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.08.2009 по делу N А11-3007/2008, от 20.08.2009 по делу N А11-1183/2008-К1-1/84).


Право собственности Российской Федерации  либо право федеральной собственности, вытекающее из  прямого указания закона,  не требует вынесения судебного акта о подтверждении этого вещного права. Обход установленного законом порядка влечет подмену законных функций государственных органов по регистрации прав на недвижимое имущество и противоречит публичному порядку ( №А01-711/2010 )

УФСИН по РА обратилось в суд с иском к администрации муниципального образования  о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок,  расположенный под зданием жилого ведомственного дома.
Исковые требования мотивированы тем, что предприятия исправительно-трудовых учреждений являются объектами, относящимися исключительно к федеральной собственности, здания и сооружения уголовно-исполнительной системы находятся в федеральной собственности. Обращение с иском о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок мотивировано необходимостью регистрации права собственности на земельный участок.
Полагая, что в связи с нахождением на земельном участке жилого ведомственного дома на него распространяется режим федеральной собственности, Управление обратилось с настоящим иском.
К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Росимущество по РА.
Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением апелляционного суда, в иске отказано.
Решение суда мотивировано отсутствием у Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Адыгея компетенции, необходимой для обращения с иском о признании права федеральной собственности на принадлежащие Российской Федерации земельные участки. Спор о праве собственности на земельный участок между сторонами отсутствует. Обход установленного законом порядка влечет подмену законных функций государственных органов по регистрации прав на недвижимое имущество и противоречит публичному порядку.
Как видно из материалов дела, распоряжением администрации муниципального образования утверждены границы земельного участка общей площадью, занимаемого зданием жилого ведомственного дома.
Распоряжением администрации ФБУ «ИК№1» разрешено ввести в эксплуатацию законченный строительством трехэтажный жилой дом.
Земельному участку присвоен кадастровый номер, разрешенное использование - "под зданием жилого ведомственного дома".
В силу статьи 3.1 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" в целях разграничения государственной собственности на землю к федеральной собственности относятся, в том числе, земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в собственности Российской Федерации; земельные участки, предоставленные органам государственной власти Российской Федерации, их территориальным органам, а также казенным предприятиям, государственным унитарным предприятиям или некоммерческим организациям, созданным федеральными органами государственной власти.
Таким образом, право собственности Российской Федерации на земельный участок под зданием ведомственного жилого фонда УФСИН следует из прямого указания закона; право федеральной собственности на указанный земельный участок как возникшее в силу закона не требует для своего подтверждения или осуществления судебного акта о подтверждении этого вещного права.
Констатация права федеральной собственности на обозначенный в иске земельный участок в отношении администрации, не оспаривающей названное право, не отвечает требованиям статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой целью обращения заинтересованного лица в арбитражный суд с иском является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.


Действующее законодательство регламентирует, что  при обращении в арбитражный суд с иском о признании недействительным зарегистрированного права собственности муниципального образования заявитель должен доказать как отсутствие правовых оснований для возникновения данного права у  муниципального образования, так и наличие у общества нарушенного или оспариваемого вещного права на спорный объект недвижимости (№А01-43/2009)

Общество обратилось с иском к администрации муниципального образования  о признании договора купли-продажи здания восьмилетней школы заключенным,  признании права собственности на здание указанной школы, также общество просило  зарегистрировать переход права собственности на указанный объект.
Исковые требования общества  основаны на том, что  по договору купли-продажи общество приобрело спорное здание школы у ООО "Анай-Паркет" и решением суда  установлен факт владения на праве собственности  зданием восьмилетней школы.
Обществу стало известно, что спорное здание зарегистрировано на праве собственности за муниципальным образованием, свидетельство о регистрации права, в связи с чем общество обратилось в суд с настоящим иском.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции, в иске обществу отказано.
Суд указал, что истец не представил доказательств регистрации перехода права собственности на спорное имущество,  ни одно из юридических лиц не имело права собственности на здание школы, не вправе было им распоряжаться, заключенные договоры не соответствуют требованиям действующего законодательства.
Во исполнение указанного Постановления N 3020-1 Решением Малого совета N 113 от 08.07.1993 г. Майкопского районного Совета народных депутатов Республики Адыгея утвержден перечень объектов муниципальной собственности, из которого следует, что здания образовательных учреждений района отнесены к муниципальной собственности.
Из справки комитета имущественных отношений администрации видно, что здание школы в поселке  значилось в реестре муниципальной собственности.
Таким образом, право муниципальной собственности на здание школы возникло у муниципального образования в силу закона.
Рассматривая заявленный иск, суд установил существование права на объект недвижимости у продавца и дал правовую оценку сделке, заключенной сторонами. Отсутствие государственной регистрации ранее возникшего права продавца в случае доказанности возникновения и существования этого права не свидетельствует о незаконности сделки по отчуждению недвижимого имущества.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что сделка по продаже здания школы заключена не была, объект недвижимости во владение и пользование фирмы не поступал, ссылка заявителя жалобы на договор  несостоятельна. Так как указанный договор не является договором купли-продажи объекта недвижимости, и договор купли-продажи здания школы не был заключен в установленном законом порядке, следовательно, в дальнейшем фирма  распорядилась зданием школы, ей не принадлежащим.
Поскольку фирма  распорядилась объектом недвижимости - зданием школы, являющимся объектом муниципальной собственности, ей не принадлежащим на праве собственности, договор купли-продажи, как и все последующие сделки со спорным объектом, недействительны (ничтожны) в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Суд отказал в аннулировании записи в ЕГРП на земельный участок,  так как наличие в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о зарегистрированном праве собственности Российской Федерации не является препятствием для государственной регистрации права муниципальной собственности, возникшего в силу закона  (№А01-1117/2008).

Индивидуальные предприниматели и администрация (соистец)  обратились в суд с заявлением к ТУ Росимущества по РА и Управлению ФРС  по  РА о  признании незаконной и аннулировании записи о регистрации в ЕГРП права собственности Российской Федерации на земельный участок.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, привлечены ФГУ "Майкопская квартирно-эксплуатационная часть района", Министерство обороны Российской Федерации, Северо-Кавказское квартирно-эксплуатационное управление и войсковая часть N 09332 Министерства обороны Российской Федерации.
Решением Арбитражного суда Республики Адыгея, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции,  требования администрации и предпринимателей оставлены без удовлетворения.
Как видно из материалов дела, земельный участок закреплен за войсковой частью 09332. На основании указанного распоряжения войсковой части 09332 выдан государственный акт на право постоянного (бессрочного) пользования. За Российской Федерацией зарегистрировано право собственности на земельный участок, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права. В качестве основания для государственной регистрации в свидетельстве указан пункт 10 статьи 1 Федерального закона от 31.05.1996 N 61-ФЗ "Об обороне".
На данном участке расположено имущество, принадлежащее предпринимателям.
Согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.
Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.
Право муниципальной собственности на часть спорного участка производно от права федеральной собственности на него и не может быть реализовано с использованием избранного способа защиты (пункты 52 и 56 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав").
Права на находящиеся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности объекты недвижимости регистрируются одновременно с правами на земельные участки, на которых расположены данные объекты недвижимости, на основании указанных в настоящей части решений, подписанных передаточных актов и иных документов, предусмотренных законодательством Российской Федерации (абзац 29 части 11 статьи 154 названного Федерального закона).
С учетом изложенного после формирования земельных участков под переданными муниципальному образованию объектами недвижимости администрация вправе обратиться с заявлением о государственной регистрации права муниципальной собственности на них.
Кассационная инстанция указала, что суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что право федеральной собственности на земельный участок, на части которого расположено имущество предпринимателей, а также объекты коммунально-бытового и социально-культурного назначения, переданные в муниципальную собственность, зарегистрировано в установленном законом порядке.


В иске о признании права собственности на недвижимое имущество отказано, поскольку отсутствие государственной регистрации права собственности на спорное здание и надлежащего документального оформления его закрепления в реестре федерального имущества не влияют на статус указанного имущества как объекта федеральной собственности (№А01-212/2008).

Закрытое акционерного общество обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к администрации муниципального образования о признании права собственности на недвижимое имущество.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены ОАО,  ТУ Росимущества по РА,  ФГУП "Почта России" в лице Федеральной почтовой службы.
Решением суда первой инстанции,  оставленным без изменения постановлениями  апелляционной  и кассационной инстанций, в иске отказано.
Судебные акты мотивированы тем, что в деле отсутствуют доказательства принадлежности спорного имущества обществу (продавцу), в связи с чем указанное право не могло возникнуть у компании (покупателя). Спорное помещение относится к объектам федеральной собственности, поскольку на момент разграничения государственной собственности и по настоящее время в нем располагается отделение почтовой связи.
Отсутствие государственной регистрации права собственности на спорное здание и надлежащего документального оформления его закрепления в реестре федерального имущества не влияют на статус указанного имущества как объекта федеральной собственности. В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу указанного закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной Федеральным законом.

Лицо, считающее себя собственником недвижимого имущества, располагающемся  на земельном участке, принадлежащем предприятию- банкроту, за которым решением суда признано право собственности на недвижимое имущество, и не участвующее в рассмотрении данного дела, может защитить свои права путем предъявления виндикационного иска.
 (№А01-1914/2008)

Конкурсный управляющий открытого акционерного общества обратился в Арбитражный суд Республики Адыгея с заявлением к ФГУП о признании права собственности ОАО "Кавказ-Тур" на объекты незавершенного строительства, расположенные на земельном участке.
Решением суда исковые требования удовлетворены, признано право собственности ОАО "Кавказ-Тур" на объекты незавершенного строительства, поскольку земельный участок, на котором расположено имущество, принадлежит  на праве  собственности открытому акционерному обществу.
Полагая, что указанное решение арбитражного суда затрагивает права и законные интересы Российской Федерации как собственника федерального имущества, ТУ Росимущества обратилось в арбитражный суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения в порядке пункта 1 статьи 311 АПК РФ, ТУ Росимущества также  просило признать недействительной регистрацию права собственности ОАО "Кавказ-Тур" на указанные в резолютивной части решения объекты незавершенного строительства.
В обоснование заявления о пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам ТУ Росимущества сослалось на то, что спор о праве собственности ОАО "Кавказ-Тур" на объекты незавершенного строительства разрешен без привлечения ТУ Росимущества как собственника 75% акций уставного капитала ОАО "Кавказ-Тур"; объекты незавершенного строительства не передавались ОАО "Кавказ-Тур" и ФГУП "Майкопский ДРСУ"; конкурсным управляющим ОАО "Кавказ-Тур" проданы объекты, находящиеся в федеральной собственности и составляющие казну Российской Федерации.
Определением суда первой инстанции  ТУ Росимущества отказано в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения  по  настоящему делу.
Постановлениями  апелляционной и кассационной инстанций  определение  суда оставлено  без изменения,  жалобы - без удовлетворения.
Судебные инстанции исходили из того, что приведенные территориальным управлением обстоятельства (разрешение спора о праве собственности общества на объекты недвижимости без привлечения территориального управления как собственника пакета акций общества; финансирование строительства за счет средств федерального бюджета; принятие незавершенных строительством зданий и сооружений на учет в казну Российской Федерации; включение федерального имущества в конкурсную массу общества) вновь открывшимися не являются (пункт 1 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Заявитель не доказал, что на момент принятия оспариваемого решения ему не было (не могло быть) известно о принадлежности Российской Федерации пакета акций общества, о возведении за счет бюджетных средств (с участием предприятия) объектов недвижимости на земельном участке общества, а также о возможности отчуждения этих объектов в результате признания общества банкротом. Наличие в собственности Российской Федерации пакета акций общества и финансирование строительства объектов недвижимости, расположенных на земельном участке общества, не влекут приобретения Российской Федерацией права собственности на указанные объекты. Не признаны вновь открывшимися произошедшие после вынесения судом решения от 04.12.2008 обстоятельства включения незавершенных строительством зданий и сооружений в конкурсную массу общества и последующее их отчуждение (пункт 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.03.2007 N 17).
Вышестоящие суды указали также,  что ТУ Росимущества не является лицом, о правах и об обязанностях которого принято решение суда первой инстанции, и, обратившись с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда в порядке статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ТУ Росимущества избрало ненадлежащий способ оспаривания права собственности общества на объекты недвижимости. Заявитель не владеет незавершенными строительством зданиями и сооружениями и не обладает зарегистрированным правом в отношении этих объектов. Оспаривание права собственности на недвижимое имущество невозможно без предъявления виндикационного иска, подлежащего рассмотрению с соблюдением правил, предусмотренных статьями 223 и 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного, предлагаю рассмотреть данное обобщение на заседании Президиума Арбитражного суда Республики Адыгея.


Судья З.М. Шебзухов


Источник: http://adyg.arbitr.ru/node/13052


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Специальности связанные с рекламой
Как стянуть петли в конце вязания крючком
Схемы для вышивки сейлормун
Вышивка гладью в уфе
Зимние береты вязания крючок
Поделки из чугунных горшков
Вяжем носкивидео описание
Плетение бисером как на станке


Связанных со служебными
Связанных со служебными


ТК РФ Статья 168.1. Возмещение расходов
Трудовой кодекс Российской Федерации (с изменениями на)



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ